Alma Mahler
Рыцарь не сквернословит - он говорит с народом на его языке.
Сказка быстро закончилась — вот и рассвет настал,
Бродит серое утро в колодце прибрежных скал,
Обжигается солнце о горький колючий лед –
А Русалочка смотрит на море.
И снова ждет.

Собираются лодки – сегодня идет треска
Там, где море темнеет и прорва земли близка,
Там, где нечисть клубится, раззявив голодный рот…
А Русалочка смотрит на море.
И снова ждет.

Реют черные птицы, предчувствуя жирный пир,
Короли и прелаты-стервятники делят мир,
Незаметно для смертных вершится круговорот…
А Русалочка смотрит на море – и снова ждет.

Только ждет не любви, не проникнутых негой слов –
Ждет, когда рыбаки повезут по домам улов,
Вот тогда их, наивных, потащит в рассветной мгле
К самой острой, крутой и черной ее скале.

И какой бы корабль ни боролся с тугой волной –
Даже чудом не справится с песней ее шальной,
В нескончаемых бурях за годом проходит год —
Потому что Русалочка помнит.
Поет.
И ждет.

Ей давно наплевать – кто молод еще, кто сед,
Между князем, купцом и аббатом различий нет,
Скотник, рыцарь, батрак, бродяга – ей все равно.
Есть желание мстить.
Убивать.
И тащить на дно.

Словно льдинки сияют очи голубизной,
Белоснежная кожа – луна в тишине лесной,
Золотая коса — словно в чашу текущий мед…
Семь веков.
Ненавидит.
Плачет.
Поет.
И ждет.

Умирают миры.
Королевства уходят в прах,
Стала сказка легендой,
Внушающей гиблый страх,
Корабли засыпают, врастая в холодный ил…
А Русалочка помнит,
Кто клялся –
И отступил.

27.11.2018