Alma Mahler
Рыцарь не сквернословит - он говорит с народом на его языке.
Текут ручьи по мостовой, весь город полон светом,
Орут влюбленные коты на крыше за трубой.
Мой Крысолов приходит в мир не с флейтой, а с кларнетом,
Смущая детские сердца и девичий покой.

Тири-дири дам, тири-дири-дам...

Скользит усмешка по губам, глаза темны и зыбки,
Движенья тонких белых рук обманчиво легки.
На лицах барышень с утра вовсю цветут улыбки,
И в шапку пеструю летят из окон медяки.

Тири-дири-дам...


Под шумный аккомпанемент оркестра городского
Призывно, чисто и светло звучит его кларнет,
Весь город пляшет и поет под дудку крысолова,
И дети стайками бегут за кларнетистом вслед.

Тири-дири-дам...

Но лишь на рынке городском на миг смолкают звуки,
Лишь возле сломанных часов он опускает взгляд...
Но вновь сжимают инструмент уверенные руки,
И музыкант шагает прочь, куда глаза глядят.

Тири-дири-дам...

На небе праздничном луна, как новый грош, сверкает,
Весь город спит невинным сном в уюте и тепле,
Но до рассвета музыкант играет, не смолкая,
Для той, которую нигде не встретит на земле.

@темы: песни